Начале Хiii Века На Среднюю Азию И Иран

В начале ХIII века на Среднюю Азию и Иран
неумолимой лавиной надвигались орды Чингиз хана.
Огромная империя хорезмшахов могла выставить зна-
чительно больше войск, чем монгольские полчища, но
государство хорезмшахов раздиралось внутренними
противоречиями и междоусобицами. Слабовольный шах
Мухаммед не смог собрать свои военные силы, чтобы
дать решительное сражение. Правители отдельных
частей государства были разбиты монголами поодиноч-
ке, такие большие города, как Бухара, Самарканд,
Ургенч и другие, были взяты штурмом. Попытки талант-
ливого полководца, сына шаха Джалалуддина, объеди-
нить силы и оказать сопротивление натолкнулись на
противодействие влиятельных феодалов и придворных,
не заинтересованных в возвышении и восшествии на
престол сильной личности.

Предвидя надвигающуюся опасность, отец будущего
поэта Руми Бахауддин в 1220 году покинул древний
город Балх (ныне на территории Афганистана). Его
сыну Джалалуддину тогда было четырнадцать лет
Бахауддин намеревался совершить паломничество в
Мекку, а затем поселиться где-либо в отдаленной стра-
не, не подвергая себя и семейство жестоким гонениям
монгольских завоевателей.

По отцу род Бахауддина возводили к первому ха-
лифу Абу-Бекру (632-634). Существует предание, что
мать Бахауддина была принцессой из дома хорезмша-
хов и что шах Мухаммед покровительствовал Бахауд-
дину как выдающемуся суфийскому проповеднику.

Биографы Руми утверждают, что по пути в Мекку
Бахауддин остановился в городе Нишапуре у крупней-
шего поэта и теоретика суфизма Фаридуддина Аттара
и что престарелый поэт подарил мальчику рукопись
поэмы “Асрар-наме”. Однако источники не соообщают
об этом факте достоверных сведений. По-видимому, эта
легенда обязана своим происхождением тому факту,
что Аттар и Бахауддин принадлежали к одному тече-
нию суфизма.

Через Багдад Бахауддин отправился в Мекку и че-
рез Сирию направился в Эрзинджан (в Малой Азии).
Правитель этой области Бахрамшах * оказал ему свое
покровительство. Бахауддин пробыл несколько лет в
Ларенде. В этом городе Джалалуддин женился в воз-
расте восемнадцати лет на Гоухархатун, дочери выход-
ца из Самарканда. От этого брака впоследствии роди-
лись сыновья Султан-велед (писавший стихи по-турецки)
и Алауддин.

—————————————————————
* Бахрамшаху была посвящена поэма Низами “Сокровищница тайн”.
—————————————————————

В 1229 году Бахауддин был приглашен в Конью
султаном Алауддином Кей-Кубадом, при котором сель-
джукское государство в Малой Азии достигло вершины
своего могущества. Этот правитель вел успешные вой-
ны с соседями (главным образом, с Византией и кресто-
носцами) и расширил свои владения. При нем выросли
города, строились большие здания, развивалась торгов-
ля. Султан Алауддин покровительствовал ученым, по-
там, суфиям, стараясь через их посредство завоевать
симпатии широких кругов населения. В Конье Бахауд-
дин стал официальным проповедником и преподавате-
лем медресе. В 1231 году, после его смерти, Джалалуд-
дин занял место отца.

В течение нескольких лет Руми совершенствовал
свои знания в светских науках в различных городах
Сирии. Вернувшись в Конью в 1238 году, Руми стал
преподавать в медресе богословские дисциплины и чи-
тать проповеди. Жизнь его в кругу семьи протекала
спокойно, в достатке.

В 1239 году Руми подружился с прибывшим в
Конью странствующим суфием Шамсом Табризи. Под
влиянием бесед с Шамсом Руми бросил свои занятия и
должность. Это вызвало недовольство его друзей,
обвинявших странствующего суфия в колдовстве и не-
верии, а его нового последователя – в умопомешатель-
стве. Духовенство также было возмущено тем, что Руми
превратился в монашествующего суфия и проводил
большую часть времени в мистических радениях.

В 1242 году Шамс Табризи исчез во время улич-
ных беспорядков, труп его не был обнаружен. Руми два
года безуспешно искал своего друга. Отчаявшись найти
потерянного наставника, Руми вернулся в Конью и
целиком посвятил себя суфийским проповедям. Он не
занимал официальной должности, но слава и почет его
росли с каждым днем. Он пользовался большим авто-
ритетом среди многоплеменного населения Коньи, к не-
му стекались люди разных вероисповеданий. Руми имел
влияние при дворе; всемогущий сельджукский везир
Муинуддин Парвана считал себя его учеником. К этому
времени относится основание им суфийского ордена
моулави (хотя сам он не встал во главе его).

В этот второй период жизни были написаны фило-
софские и поэтические произведения Руми. Свои газели
он подписывал именем Шамса Табризи, и потому его
лирический сборник называется “Дивани Шамси Таб-
ризи”.

По просьбе главы ордена Хусамуддина Руми
взялся написать книгу, которая излагала бы основы
суфизма наподобие “Хадика” известного суфийского
поэта Санаи. Он назвал свой труд “Маснави”** (1273).
“Маснави” состоит из шести книг и содержит около
пятидесяти тысяч стихотворных строк.

Руми оставил также философские сочинения, из
которых наиболее значительным является “Фихи ма
фихи” (“О вещи в себе”).

Руми называют соловьем созерцательной жизни.
Его лирика – вершина суфийской поэзии, а “Мас-
нави” – энциклопедия суфизма, хотя ей не хватает
систематичности.

—————————————————————
* От арабского слова “моулана” (наш господин) – почетного титула Руми.
** “Маснави” (сдвоенный) называются поэмы с парной рифмой
—————————————————————

Суфизм зародился в ремесленных городских
кругах, недовольных богатством и роскошью феодаль-
ной знати. Суфии порицали земные богатства, осуж-
дали показное благочестие официального исламского
духовенства, учили, что любовь к людям и добрые
дела значат неизмеримо больше, нежели отправление
внешних религиозных обрядов. Вместе “с тем они
проповедовали, что личность может совершенство-
ваться лишь путем отречения от земного, сосредото-
ченностью в себе.

Первые суфии были аскетами, но в дальнейшем в
суфийские ордена вступили и богатые феодалы и
придворная знать, лишь на словах признававшие су-
фийские положения о любви к людям.

Суфизм как философское течение не был про-
грессивным явлением, поскольку он парализован
активность человеческой личности. Вместе с тем
вначале он не был и реакционным, так как в первые
века своего существования еще не стал на защиту
феодальных устоев, выступал против несправедли-
вости.

Творчество таких больших поэтов-суфиев, как
Санаи, Аттар, Руми, их историко-литературное значе-
ние не следует ограничивать рамками суфизма. Они
в своей поэзии страстно бичевали жестокость и тиранию
правителей, осуждали алчность и корыстолюбие бога-
гых, лицемерие и ханжество духовенства, призывали к
дружбе и братству между людьми.

Основным мотивом суфийской поэзии была любовь
к божеству, выступавшему под именем “истины”,
“возлюбленной”, “друга”. Была разработана мистиче-
ская терминология, которая со временем утратила свое
значение, и в иных стихотворениях даже трудно опре-
делить, о мистических категориях идет речь или о зем-
ных. Так обстоит дело и со многими газелями Руми

Сборник газелей Руми “Дивани Шамси Табри-
зи” – зов сердца, голос души. Об источниках своего
вдохновения он пишет:

Я милостыни у людей не брал,
То, что велело сердце, я сказал.

(Перев. В. Державина)

-:: Leave Your Suggestions And Valuable Comments ::-

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

shares